Кто вы, древние коломенцы?

Задаваясь этим вопросом, мы хотели узнать про тех наших предков, которые обитали на территории современного Коломенского края многие тысячелетия назад. Эти безымянные люди жили в абсолютно непривычных нам условиях и вели неблизкий нам образ жизни. Послушаем рассказ директора Коломенского археологического центра, кандидата исторических наук Александра Сыроватко.

Очаг. Человек. Кремний

– Самым древним поселением на территории Коломенского края является стоянка на ул. Болотникова в Старом городе. Серия раскопов началась там на месте стройки в 2003 году. На участке в 150 квадратных метров было обнаружено поселение эпохи палеолита, то есть каменного века, или плейстоцена (его финал). В простонародье этот период именуют ледниковым. Возраст обнаруженного поселения приблизительно 12-10 тысяч лет. В относительно неглубокой древности там была сеть оврагов, которую засыпали после сооружения деревянного кремля в 14 столетии, сделав ее совершенно незаметной с современной поверхности. Часть поселений каменного века этими действиями была уничтожена. Вопрос с продолжением археологических работ по изучению стоянки человека каменного века сейчас остается открытым.

– С тех давних времен сохранились следы обработки кремния, очаг, заполненный костным углем. Мы можем реконструировать конкретный сюжет: возле очага сидел человек, колол кремень, превращал его в нуклеус (осколок), а затем из него делал какие-то орудия. Орудий у нас, кроме нуклеуса, с этой стоянки почти нет. Они находятся за пределами этого раскопа.

В промерзшей степи

– Мы точно знаем, что это период плейстоцена, то есть время бесснежной ледниковой тундры. Климат напоминает современный центр полуострова Ямал. Зимой на территории нынешнего Коломенского края были сильные морозы с мощными ветрами. Поверхность земли гладкая – она выположена ледником, с морозобойными трещинами. То есть вокруг нас была степь, в которой из-за сильных ветров не задерживался снег – он забивался в русла рек, в овраги. В последних могла выжить карликовая береза. А так росла в основном трава, однолетние растения. Деревья, не укрытые снегом, погибали от мороза. Здесь же случались сильные пылевые бури. Они переносили мельчайшую пыль, которая, спрессовываясь, образует лёс, или современный известный нам покровный суглинок (желто-коричневая глина). Стоить отметить, что в этих краях никогда не было ледяных глыб – ледник остановился в районе современной Твери.

Ширина Оки – до 12-ти километров

– Поскольку солнце светило под тем же углом, что и сейчас, лето было короткое, но жаркое, ледник таял, реки разливались очень бурно. Высокая терраса Оки в Колычево, что мы видим сейчас, – это и есть берег реки плейстоценового времени, то есть вода подступала к самым домам. Другой берег терялся в луховицких лесах, летом река была шириной до 8-12 км. Вся долина Оки – это и есть русло Оки плейстоценового времени летом. Зимой она промерзала насквозь, истощалась – рыбу ловить невозможно. Конечно, Ока не была такой глубокой. Если она подступала к набережной Дмитрия Донского, к цехам завода ЗТС, то и дно ее было значительно выше. Река прорыла его за эти тысячелетия и ушла на 20 метров вглубь. Тогда же это был поток, который сносил все, поэтому люди жили далеко по нашим представлениям от воды, на высоких точках рельефа.

Человек и косматые звери

– Чем привлекало тогда это неприятное место? Здесь было много еды для всей мамонтовой фауны, а человек в свою очередь мог питаться этими большими, косматыми животными. Современные ученые склоняются к мысли, что именно человек мог истребить этих могучих зверей. Еще недавно считалось, что мамонты гибнут в результате потепления*, но дело в том, что мы и сейчас живем в ледниковом периоде, в фазу межледниковья, то есть через 23 тысячи лет «накроет» опять. И таких потеплений, даже более интенсивных, чем сейчас, было много, и вся мамонтовая фауна переживала это, причем не только в Европе. Везде, с появлением человека современного антропологического типа сапиенс-сапиенс мегафауна исчезает.

– Сапиенс-сапиенс всеядный. Судя по скелетам эмбрионов мамонтят, беременные слонихи попадали на обеденный стол. Но мамонтами было трудно питаться. И не столько потому, что их тяжело убить, не имея хорошего оружия, сколько потому что они просто уйдут с вашей территории, если вы начинаете их регулярно истреблять.

– Дерева не было, топились, как упоминалось выше, сырой, жирной костью, которая источала неприятный запах. Древесного угля на стоянках в наших краях не находят. За деревом нужно было отправляться за сотни километров южнее, где, надо сказать, климат тоже не сахар.

Арктический костюм

– Примерно 170 тысяч лет назад начал формироваться специфический тип вшей, который живет именно на одежде. Следовательно, тогда и «одевается» человек. Судя по материалам могильника на окраине Владимира (этим погребениям 23-22 тыс. лет), сапиенсы демонстрируют вполне современный этнографический арктический костюм. Он реконструирован по нашивкам, украшениям. Это что-то типа малицы (глухая рубаха с капюшоном), меховые штаны, мягкая, но теплая обувь, типа унтов с мягкой подошвой. Возможно, что уже тогда одежду раскрашивали.

Подальше друг от друга

– Коломенская земля не была густо населена, коллективы были предельно небольшими, жили на расстоянии где-то 200 км. Это могли быть несколько половозрелых женщин, несколько мужчин, детей – в пределах 15-30 человек. Радиус охотничьей территории по современным оценкам – примерно 100 км. Человеческие коллективы редко встречались, а если встречались, то, возможно, не брезговали съесть друг друга. Отношения, как правило, были враждебны. Исследования ДНК показали, что существовал обмен женщинами между коллективами, но и не исключались близкородственные браки. Населения не могло быть больше, потому что при том образе жизни и способе хозяйствования люди просто не в состоянии были бы прокормиться.

Стоянка в Настасьино

– Уникальных находок на территории Коломенского края нет, однако есть еще одна интересная стоянка каменного века на территории Коломенского района. Она находится в Настасьино, где сейчас лежит объездная дорога. Но она более «молодая», чем на улице Болотникова: относится к тому периоду, когда человек превращается в охотника на северного оленя. Это время продолжалось недолго и завершилось приходом более теплого, чем сейчас, климата.

Их гены продолжают жить

– Найти останки людей каменного века – крайняя редкость. Погребения палеолита – все наперечет (под Воронежем, во Владимире, к примеру). Мы и не знаем, насколько они практиковали погребальный обряд. Возможно, что останки укладывали в неглубокую мерзлотную трещину. Такие захоронения легко разрушить. Современные города «перерабатывают» древние слои.

– Что стало с теми древними людьми, точно неизвестно. Но знаем, что их гены продолжают жить среди нас. Несколько хижин, или полуземлянок в ледяном грунте, который из-за вечной мерзлоты не прокопать глубже, чем на полметра, – так выглядела «Коломна». Ушло ли это население вслед за мамонтами на север – не знаем. Другой вариант: они приспособились к меняющимся условиям и стали охотниками на северного оленя. Но это животное совершает сезонные кочевки: летом – на север, осенью – на юг, и плечо этой кочевки примерно 600 км. Поэтому если жители Подмосковья зиму проводили в Подмосковье, то летом они оказывались где-то в Прибалтике, и это все пешком, с форсированием рек. Они охотятся на стадо оленей, примерно как волки сопровождают сайгаков во время миграции. Поэтому постоянного населения здесь не было. То есть от Балтийского побережья до Подмосковья, Тверской, Архангельской, Вологодской областей население находилось все время в движении. Это не исключает, что кто-то не уходил в эти кочевки. Это было необязательно, и есть люди, которые просто не могут идти. Получается, что люди каменного века, жившие на территории Коломенского края, «растворились» в новом образе жизни.